X

Оставить заявку

ФИО
Ваш e-mail:
Телефон:
Комментарий:
Хацот
00:00
Алот
а-шахар
00:00
Талит
00:00
Нец
00:00
Шма
(Гаон)
00:00
Молитва
(Гаон)
00:00
Хацот
00:00
Минха
гдола
00:00
Минха
ктана
00:00
Плаг
минха
00:00
Шкия
00:00
Цет
а-кохавим
00:00
Хацот
00:00
Беер Шева
Эйлат
Хайфа
Хеврон
Йерихон
Иерусалим
Карней Шомрон
Нетания
Петах Тиква
Цфат
Афула
Шхем
Тель-Авив
Тверия
Антверпен
Брюссель
Балтимор, MD
Атланта, GA
Филадельфия, PA
Чикаго, IL
Бостон, MA
Вашингтон, DC
Денвер, CO
Лос Анжелес, CA
Питсбург, PA
Нью Йорк, NY
Сан Франциско, CA
Берлин
Варшава
Гонконг
Днепропетровск
Киев
Львов
Одесса
Каир
Копенгаген
Лондон
Минск
Монреаль
Торонто
Рим
Тбилиси
Токио
Мельбурн
Сидней
Казань
Москва
Омск
Санкт-Петербург
Оттава
Пекин
Канберра
Касабланка
Гонолулу
Веллингтон
Астана
Алматы
09:26
23
08
2017

Об искусстве и московских евреях

Об искусстве и московских евреях

О детстве в Москве

Мой прадедушка был купцом первой гильдии, поэтому, несмотря на закон о черте оседлости, жил в Москве. Так что я — москвич в четвертом поколении. Мой папа был адвокатом в Московской городской адвокатуре, мама преподавала в школе немецкий язык. Он не только не был религиозным человеком, но вообще никак не был связан ни с еврейской общиной, ни с какой другой религией. Семья была интеллигентная, я, конечно, читал про веру и религию, знал, что люди ходят в церковь, но с синагогой никак себя не ассоциировал. То есть, если бы меня спросили «Почему ты не ходишь в синагогу?», это для меня звучало бы как вопрос, почему я не хожу в синтоистский храм. Даже нельзя сказать, что папа был как-то настроен против иудаизма. Эта тема просто вообще не имела отношения к нашей семье. Обычная интеллигентная семья. Когда моя бабушка перед смертью оказалась в больнице, так получилось, что эта больница оказалась прямо напротив синагоги на Китай-городе. И мне папа предложил зайти туда и посмотреть, чисто в образовательных целях. Лет в 17-18, я нашел дома потрепанную, без обложки христианскую Библию. Не знаю, как она попала к нам домой. Папа увидел, что я читаю, и где-то добыл мне большую православную Библию. Папа был членом партии, но это был для него чисто практический момент. Я начал читать, и только тогда понял, что эти «сыновья Израилевы» — это мы, евреи. И на меня большое впечатление произвела мысль, что и Иисус Христос, и его апостолы — тоже евреи.

Об Израиле и еврейской религиозности

В 1974 году я уехал в Израиль, еще не будучи религиозным человеком. Я тогда был, что называется, свободный художник. И естественным образом у уезжавших просыпался интерес к религии предков. В Израиле я стал изучать Тору, потом пришел к вере, стал раввином. С детства я любил рисовать, ходил в художку на Остоженке. Потом брал уроки у одного старенького художника, он умер еще до моего отъезда. Потом я периодически возвращался к искусству, рисовал то чуть больше, то чуть меньше, но стал посвящать этому все свободное от моих обязанностей раввина время только в последние десять лет. Каждый верующий еврей — почти священник. Эта религиозность — гораздо более обременительная, чем в христианстве или даже исламе. Если человек ходит в церковь, учувствует в литургии, читает Библию — он религиозный человек, чего ты еще хочешь? Для еврея такой уровень религиозности — это совершенно светский человек. Нормальный религиозный еврей особенным образом одевается, он постоянно должен изучать Талмуд, каждый день бывать в синагоге и выполнять еще огромное количество мелочей. Он, например, не может просто зайти в магазин или кафе и купить еды. Ему надо искать кошерное место, которых в Москве очень мало. Так что на самом деле любой серьезный религиозный еврей — раввин, даже если он не работает раввином, а занимается чем-то другим. Такие люди часто гораздо более компетентны в области богословия, чем функционирующие раввины. Фактически, религиозные евреи — это народ священников, раввинов. Это свой мир, и как любой профессиональный мир, он довольно сложно устроен.

О московских евреях

Среди московских евреев борцов с религией гораздо меньше, чем в самом Израиле. Все, даже самые далекие от религии люди, относятся к иудаизму по крайней мере с уважением. Есть евреи, которые только из соображений сохранения национальной идентичности поддерживают связь с синагогой. Антисемитизм, с которым они сталкиваются, — это вполне объяснимая, естественная вещь. Светский еврей видит в антисемитизме проблему. Он переживает, когда слышит, что евреи виноваты во всем, евреи правят миром и так далее, потому что он знает, что это неправда. Светский еврей взывает к человечности, справедливости, которые противопоставляет антисемитизму. Религиозные люди смотрят на это совершенно по-другому. Они понимают, что за этим стоят определенные философские конструкции, сложные и важные. Самая же большая ошибка евреев — требовать к себе исключительного отношения. Когда говорят: «Он индус» или «Он еврей» — это звучит совершенно по-разному, даже если человек не вкладывает в эти слова никакого негативного отношения. А этого не должно быть. Давно уже не существует единого еврейского народа. Есть евреи религиозные и светские, богатые бизнесмены и ярые коммунисты — и их всех ничего не объединяет.

О противоречии между иудаизмом и искусством

Есть стереотип, что настоящее искусство не должно быть связано с деньгами, не должно быть коммерческим. История искусства это блестяще опровергает. Другое дело, что некоторые богословы считают невозможным занятие искусством для религиозного еврея. В искусстве самом по себе нет ничего плохого. Другое дело, что оно требует полного погружения, но человек должен быть погружен в Тору, а не в искусство. И здесь уже возникает противоречие. Искусство подменяет Тору. Идея Торы в том, что существует мироздание, то, что мы видим и ощущаем. Но это мироздание — только проекция Торы на реальность. В свою очередь, Тора — тоже проекция мироздания, устремленная в вечность. В этом смысле искусство, во всяком случае европейское, — тоже проекция реальности на холст, камень или бумагу. Человек, даже самый интеллектуально развитый, воспринимает в первую очередь реальную сторону мира. Человек же религиозный постоянно живет в присутствии некой иной реальности, которая несоизмеримо важнее всего, что он может увидеть и ощутить. И в этом он тоже похож на художника. И глядя на гармоничное произведение искусство, на пропорции в нем частей и целого, мы испытываем то же ощущения присутствия великой гармонии и красоты, которое религиозный человек испытывает всегда. Когда человек видит на картине пространство, форму, цвета, других людей и смотрит на них как зритель, со стороны, ему начинает казаться, что он понимает, как устроен мир. То же самое чувствует религиозный человек.

из журнала "Мир Торы", Москва.

 

Материал любезно предоставлен сайтом  "Иудаизм и евреи"  - www.toldot.ru

Вернуться на предыдущую страницу
 
Ешива: начало
Документальный фильм о легендарной ешиве "Торат Хаим" В фильме рассказывается о зарождении ешивы "Торат Хаим" в России начала 90-ых годов.
Подробнее